» » » ШЁПОТ ГАРКУЛЯ. Часть 1

    ШЁПОТ ГАРКУЛЯ. Часть 1

    • Не нравится
    • +1
    • Нравится

    «Хвала Арто» – примерно такая мысль приходит в голову в момент, когда полусгнившая туша гаркуля врезается в лицо, расплёскиваясь зловонной жижей, стекая и царапая лоб и щеки осколками хитинового панциря. Да уж, поход в Гаррунголь – это вам не на пикничок съездить.
    Пробовали когда-нибудь протереть глаза или просто вытереть лицо кольчужными перчатками? Попробуйте, и завтра же все модницы Соколинии выстроятся к вам в очередь, чтобы узнать, каким это инструментом вам удалось так аккуратно выщипать брови и усы. Да-да, вы не ослышались, и усы тоже. Жизнь на землях Соколинии и Ланфара сурова и уровень тестостерона в крови местных дам настолько высок, что похвастаться тонкими усиками тут могут не только местные щёголи.
    Жаль только, что прежде чем первая посетительница постучится в мою дверь с вопросами по косметике, меня засмеют друзья-охотники, да и местные работяги, уверен, от них не отстанут. Расцарапанная физиономия здесь – повод не для сочувствия, а лишь для насмешек, подобных тем, которыми удостаивают новичков, проходящих первые испытания и забредающих в таверну «Объщий Чатъ» с вопросами типа «Я тут это…про помолвку, хотел спросить…» или «Как мне стать великим плотником/сталеваром/пекарем?». «Читай свитки, невежа», – самый, пожалуй, безобидный совет, который можно получить после таких вопросов.

    ***
    Именно в таверне, неделю назад, мы встретились с Полковником, чтобы обсудить новую модель латных перчаток, которые он собирался выковать. Когда я вошёл, Полковник сидел в углу, за одним столом с Красным Медведем – одним из лидеров гильдии «Почётный Возраст». Увидев меня, кивнул, прося подождать. Они перебрасывались короткими репликами, и лицо Медведя постепенно мрачнело. Вероятно, обсуждали недавнюю пропажу в Элизиме одного из самых активных членов «Почётного Возраста» – Бамбра Двенадцатого.
    Последний раз его видели у входа в Элизим, куда он направлялся, чтобы проверить, работают ли ещё станки в подвальной мастерской. Больше никто о нем не слышал, но слухи ходили самые разные. Поговаривали, что к исчезновению приложил руку некромант Шрейт, давно точивший на Бамбра зуб – тот регулярно обращал в пыль скелетов и прочую нечисть, которую Шрейт поднимал для своих экспериментов в развалинах зданий городской площади. Доказать пока ничего не могли, но, в любом случае, шансы на возвращение Бамбра таяли, и аргументы Полковника заставляли Красного Медведя морщиться и мрачнеть.

    Я дождался Полковника в отдельном кабинете, мы быстро обсудили детали сделки, и я выбрался на улицу. «Эй, друг-охотник,» – окликнули меня сзади. Обернувшись, я увидел высокую фигуру сэра Данте из благородного рода Прошедших Девять Кругов, привставшего на козлах повозки, передней из въезжающих на площадь, и приветственно машущего рукой. На повозках громоздились шкуры катоблепасов, бочки с их мясом и мешки с пескандрой. Похоже, охота была удачной. Благородный сэр предпочитал добывать крупную и опасную дичь – занятие, требующее значительной ловкости, выдержки и определённого везения. «Доброй охоты,» – я вскинул руку в ответном приветствии, и лицо сэра Данте расплылось в улыбке. Эти слова, похоже, будили в нём какие-то воспоминания. Он соскочил с повозки, быстро отдал необходимые распоряжения работникам и какое-то время мы постояли на веранде, обсуждая преимущества домановых лезвий над одиемелиевыми и выносливость его мула Вергилия.

    Сзади раздался грохот, и наружу выскочил нескладный костлявый верзила, одетый в засаленный и залитый воском халат с изображением черепа и вышитой красными нитями загадочной надписью «Necro Mantia Ponad Usse» – я мог её прочесть, но смысл до сих пор остаётся недоступным пониманию. Помяни чёрта – Шрейт собственной персоной, как всегда злой и едкий словно акациевый танин. Похоже, его кто-то серьёзно потрепал в таверне – всклокоченная борода и налитые кровью глаза заставляли воздерживаться от замечаний на сей счёт. У ног его вилась стайка мёртвых ежей. Шрейт любил таскать с собой всякую мелкую нечисть и тыкать ей в лицо собеседникам. Ежи и при жизни не ламденом пахли, а после смерти и принудительного воскрешения их аромат и вовсе мог бросить вызов самым крепким желудкам. В таверне «Объщий Чатъ» Шрейта за эту привычку недолюбливали, и не стеснялись выражать недолюбовь самыми различными способами. Пробегая мимо нас, он что-то буркнул, то ли приветствие, то ли проклятие, – с ним никогда нельзя было до конца быть уверенным, – ссыпался по ступенькам и помчался за угол. Ежи, выстроившись в неровную колонну, покорно семенили следом. Я распрощался с сэром Данте – тот направился к таверне, напевая «Оставь надежду, всяк сюда входящий…» – и двинулся в сторону гостиницы. Предстоял долгий путь в Серебряные горы. Полковник будет ждать меня в лагере Каводана через два дня.

    ***
    Факел, купленный на рынке в Соколинии, пришлось выбросить уже в пяти шагах от входа в пещеру. Он немилосердно чадил, брызгал горячей смолой и норовил потухнуть при первом удобном случае. Приобретённый в магазине Игоря Пятого, младшего отпрыска известного семейства потомственных перекупщиков, этот факел годился для грибной пещеры, но здесь был бесполезен. Предъявлять претензии было некому – последнее время Игорь сам не работал на рынке, вытесненный из серьёзной торговли известным купцом, чьё имя звучало словно крик хищной птицы – Аук. Он и внешне походил на птицу – горбатый нос, заострённые черты лица, глубоко посаженные глаза и резкая, деловая манера разговора, напоминающая карканье императорского стервятника. За считанные месяцы он и его агенты подмяли под себя всю местную торговлю расходными материалами начального уровня, и не было, пожалуй, никого, кто не оставил бы части своих кровно заработанных денег в его карманах.

    Глаза постепенно привыкали к темноте, и я двинулся к водопаду правым коридором. Старик Каводан, с которым я и Полковник накануне прикончили бочонок ромбулара, весь вечер что-то бормотал про драгоценные камни и тыкал пальцем в огромную голову медведя, стоящую в углу. Видимо, собирался сделать какое-то украшение, и камней ему не хватало для комплекта. Мне нравился старик, и утром, пока они с Полковником спали, я решил пробежаться до Гарунголя и набрать для него несколько пригоршней самоцветов.
    Дойдя до развилки, я повернул направо, и уже добрался в пять прыжков по мокрым камням до широкой площадки, когда за спиной раздался шорох. Обернувшись, я увидел, как в дальнем конце коридора возникает силуэт гигантского огра. В руке тот держал тушу гаркуля, которую и не замедлил запустить мне в лицо.

    С меткостью у него всё было в порядке, я едва успел закрыть глаза и рот, как мощный удар заставил меня отступить на шаг. Будь туша покрепче, мне бы не миновать оглушения, но, похоже, судьба сегодня решила подарить мне шанс. Нагнувшись к воде, я зачерпнул полные ладони и провёл руками по лицу, сдирая брови, усы, оцарапываясь в кровь, возвращая себе способность видеть. Огр приближался гигантскими скачками, правая рука его удлинилась – на ходу он выхватил саблю, – однако теперь у меня было время приготовиться.

    ***
    Этому приёму меня научил Мамонт. Месяц назад я застал его тоскующим над стаканом мандрагоровки в общем зале таверны. На мои вопросы он долго отнекивался, но в конце концов признался, что по заданию гильдии нужно раздобыть целую кучу щупалец ланфарской акулы, а где их сейчас взять, ведь сезон нереста прошёл, и так далее, и тому подобное. Усмехнувшись, я подозвал рассыльного, и через пятнадцать минут в холл внесли бочонок первоклассных маринованных щупалец. Настолько идеально фиолетовых, что хоть краску из них добывай. Бочонок пару месяцев пылился у меня в номере и наконец дождался своего часа. Великан расчувствовался, долго угощал меня настойкой и под вечер потащил на двор за таверной, обещая показать новый, недавно выученный в гильдейских тренировках приём.
    Несколько раз от мощных ударов мне пришлось полетать по двору, но потом я уловил ритм и дело пошло на лад. И вот наступил день, когда эта наука мне пригодилась.

    ***
    Шаг влево – ближе к обломку скалы, прикрыть левый бок. Падение на правое колено, левое плечо делает рывок вперёд, и рука впивается в рукоятки щита, послушно скользнувшего из-за спины. Удар щитом в камни, нижний край скользит и прочно укрепляется между каменными плитами. Щит слегка наклонился, образуя наклонную плоскость, на которую в тот же момент обрушился удар огрской сабли. Удар силён, но щит выдерживает, и сабля скользит по нему, силой инерции разворачивая огра ко мне спиной. И это не единственное преимущество – поворачиваясь, огр столкнул с камня своих спутников-гаркулей. Они тяжело шлёпнулись в воду и поплыли к водопаду, укоризненно глядя на меня и как бы говоря этим взглядом: «ничего личного, ты же понимаешь, такая работа».

    Спина огра теперь – великолепная мишень для каменного скипетра, который пару дней назад мне доставили от Пертурабо – мастера, живущего на Дальнем Востоке Соколинии. Заказы от него получаешь не скоро, но они всегда отменного качества и недороги. Выхваченный из задних поясных захватов, скипетр запел, рассекая воздух, и завершил песню аккордом соприкосновения с поясницей огра. Того подбросило в воздух, инерция разворота вступает в действие, и огр на цыпочках, словно танцовщица, уносится в сторону каменных ступенек. Там его тело обрушивается на землю и лежит без движения.

    Я отскочил на небольшой островок, и спрятался за каменный шпиль, вздымавшийся в центре острова. Я опасался подвоха со стороны огра. Но, похоже, у меня было время привести себя в порядок. Сняв перчатки, быстро смыл остатки слизи с глаз, и увидел, как на другом берегу огр медленно поднялся и заковылял в глубь слабо освещаемого коридора. Решил, наверное, что на сегодня ему хватило.
    Привалившись к камню, я отхлебнул из флакона, которым меня заботливо обеспечил молчаливый травник Рети. Умелый знахарь, он снабжал целые гильдии своими освежающими энергетическими напитками и лечебными зельями, одно из которых и пригодилось сейчас мне.
    Отдых был недолог. Под ноги из темноты внезапно бросился серый комок плоти – маленький, но агрессивный гаркуль тыкался в ноги, пытался подпрыгнуть и посильнее толкнуть, пища и возмущённо цокая. Рискуя свалиться в воду, полчаса я танцевал на каменном пятачке, отпихивая надоедливое животное. Наконец, мне удалось отправить его мощным ударом в ту же сторону, куда удалился огр.

    Отдышавшись, я с удивлением обнаружил, что гораздо лучше ориентируюсь в пещере – стали видны самоцветные жилы по стенам, в нос ударили запахи грибов, ухо различало шум вдали. Настроение заметно улучшилось, и в этот момент я услышал тихий голос.
     
    © Шакти
    скачать dle 10.4фильмы бесплатно



    Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

    Запрещено использовать ненормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.

    Комментарии


А вы используете Offline Guide?


Голосовать

Последние скриншоты: