» » » ШПИОН, ПРИПЛЫВШИЙ С ХОЛОДА. Часть 1

    ШПИОН, ПРИПЛЫВШИЙ С ХОЛОДА. Часть 1

    • Не нравится
    • +2
    • Нравится

    Дневник охотника. 127-й день от прибытия.

    Труп варана за углом таверны сегодня утром. След латного сапога на разорванном брюхе. Это место боится меня. Мне знакомо его истинное лицо. Канавы шириною с улицы. И канавы эти полны ила и крови. И когда засохшими струпьями покроются стоки, все паразиты пойдут ко дну. И накопившаяся из их пороков и убийств грязь вспенится им по пояс. И все спекулянты, и манипуляторы посмотрят вверх и закричат «Спаси же нас!». Но я прошепчу: «Нет». Ведь сейчас весь мир встал на край и смотрит вниз, в чёртово пекло. И все эти либералы, интеллектуалы, краснобаи – вдруг разом теряют дар речи. Не могут ничего сказать. Передо мною это отвратительное место. Оно визжит, словно скотобойня, наполненная умственно отсталыми детьми. А ночь смердит миазмами нечистой совести…

    А вы чего ждали? Это же Воющие болота. И вчера вечером здесь попытались убить Комедианта.

    ***

    Ветер или дождь – никакое погодное явление не в силах помешать обитателям таверны «Объщий Чатъ» приятно проводить время после трудового дня. Приземистое двухэтажное здание, выстроенное в торговом районе Соколинии, вмещает более тысячи человек в общем зале, и такое же количество народа может расположиться в отдельных кабинетах, уединённых и удобных для заключения различных сделок. Хозяин таверны – Дэл, по прозвищу «Дух», отлично управляется с делами, обеспечивая посетителей не только качественным ромбуларом, но и свежими новостями о происходящем в Соколинии, Ланфаре и даже Нострии, новыми картами территорий и просто слухами о чудесах далёких стран.

    Поговаривают, что подвалы под таверной забиты древесиной, стеклом, тканями и прочими полезными материалами, столь необходимыми в строительстве. Я не особо беспокоюсь на сей счёт – с охотников Дэл предпочитает получать плату за посещение в виде туш редких зверей или их мяса. Пара туш катоблепаса обеспечивает свободный вход, а за десяток можно получить также и удобное место у камина на протяжении месяца, что меня вполне устраивает.

    Но сегодня я прошу провести меня к столику, из которого открывается хороший вид на арену. В сегодняшних поединках обещали принять участие лучшие бойцы Соколинии, и пропустить такое зрелище было бы непростительно.

    Похоже, я не опоздал. На арене уже вовсю беснуется Бешеный Абу в компании нескольких спутников, среди которых выделяется мощная туша кабана-берсеркера из той породы, что тренирует на Рынке Чудес ушлая девица Доминика. Покупки у неё всегда похожи на приобретение кота в мешке, поэтому ничего удивительного нет в том, что Абу достался ленивый кабан, требующий особой заботы и огромных усилий по исправлению неправильных боевых навыков. Все попытки Абу заставить упрямца разбегаться и сбивать противника тупым ударом мощного рыла или протыкать насквозь острым бивнем не приводят к успеху. Кабан предпочитает стоять на месте и мотать головой, нанося сильные рубящие удары. Иногда он пускает в ход мощный мясницкий тесак, очевидно прихваченный с какой-то скотобойни. Подобная лень делает кабанов уязвимыми в защите – неподвижного и неповоротливого противника можно легко и быстро вывести из строя.

    Доходит до того, что Абу опускается на песок арены и личным примером старается показать кабану, каких именно действий от него ждёт. Из окон таверны доносится раскатистый хохот, многие веселятся от души, но есть и те, кто смотрит на происходящее без смеха – порченые кабаны есть у многих, и проблемы Абу им прекрасно понятны. Отчаявшись, Абу поднимается, отряхнув пыль, бросает косой взгляд на окна – смех при этом сразу стихает – и громко выкрикивает: «Сто полновесных золотых монет тому, кто сможет заставить этот плод противоестественного союза пресмыкающегося и амфибии изучить нужные виды атаки!» После недолгой паузы, во время которой зрители осмысливают сказанное, на арену выплёскивается поток жаждущих лёгкого заработка. Ещё через десять минут толпа на арене редеет, а вокруг кабана образуются несколько кучек стонущих и плюющихся кровью претендентов. Абу прыгает вокруг атакующих, даёт советы, изрыгает проклятия и наконец истошно восклицает: «Двести! Двести монет тому…» Дальше я не слушаю. Ясно, что и сегодня Абу покинет арену с полным кошельком.

    ***

    Кажется, лишь на миг я отвёл глаза, а он уже сидит напротив и улыбается. На столе перед ним лежит небольшой свёрток. Невольно улыбаюсь в ответ: мы давно не играли в эту игру. Нужно, не прикасаясь, угадать содержимое. Внимательно рассматриваю свёрток. Никаких надписей не видно, но на ткани явственно виден узор тонких линей. Наклоняюсь ближе, чтобы вдохнуть запах и чувствую слабый аромат. Он мне знаком, так вспоминаешь о единожды встреченном и уже полузабытом запахе. «Камеццор», – спрашиваю я, но Комедиант отрицательно качает головой. Он бросает рассеянный взгляд в зал и внезапно меняется в лице. «Трое», – говорю я, не сводя взгляд с пакета и пытаясь вспомнить, этот тонкий запах, в котором морской бриз смешался с ароматом нострийских снегов. «Одиннадцать», – произносит он в ответ, и до меня не сразу доходит, что он не шутит.

    Ещё раз вдыхаю запах и воспоминание всё-таки приходит. «Исландус», – шепчу я, поднимая голову от свертка и не в силах скрыть улыбки. Должно быть, в свёртке что-то по-настоящему интересное, раз он какое-то время пролежал рядом с одной из самых ценных трав Нострии. Он наклоняется мне навстречу и коротким, выверенным движением толкает меня в лоб, отбрасывая голову. Я не успеваю возмутиться по поводу подобной бесцеремонности – время спрессовывается, не в силах втиснуть секунды между ударами сердца.

    Арбалетный болт, пущенный со стороны арены, медленно проходит между нашими головами. Проносится через зал и завершает путь, уткнувшись в голову медведя из породы кродоров. Изготовленная сэром Данте голова-украшение с честью выдерживает испытание. Ну а мех…мех потом можно и подклеить.

    «А вот и двенадцатый», – сквозь зубы цедит Комедиант, кивая на арену, где неудачливый убийца заряжает оружие. Из темноты зала возникают и приближаются к нашему столику несколько закутанных в плащ фигур.

    Счёт не в нашу пользу, и даже в схватке с невооружённым противником лучшее, на что можно потратить бурлящий адреналин, это бег. И как можно дальше. Но путь к выходу перегораживают четверо, схватка с которыми несомненно даст время остальным добраться до нас. Дэл тоже не поможет, слишком много нападающих. Бизнес важнее поверхностных знакомств. Но здесь судьба в очередной раз обращает к нам милостивое лицо – в таверну в компании двух красоток вваливается старый знакомый – некромант Шрейт. Мгновенно оценив ситуацию, Шрейт толкает девушек по направлению к ближайшим противникам, а сам сгребая двух оставшихся, прижимает их к стене с криком: «Валите!». Одна из девушек выполняет сложный пируэт, впечатывая ногу в грудь своего противника, вторая, не мудрствуя, засаживает коленом другому прямо между ног. Оба их противника колодами валятся на пол и у нас появляются нужные для побега секунды.

    Не сговариваясь, мы выскакиваем из общего зала, срываем со стены арбалеты и несёмся к выходу из города. «К болотам», – бросает Комедиант и я в очередной раз завидую его ровному дыханию. Да, на болотах у нас, пожалуй, есть шанс скрыться.

    ***

    Сзади раздаётся хмыканье, и я машинально вжимаю голову в плечи. Похоже, моё сегодняшнее везение кончилось – по таверне бродит местный кузнец, известный своим занудством и особым сортом спесивого снобизма. Кузнец часто путешествует по заброшенным подземельям, не забывая после возвращения рассказывать о своих похождениях с такими подробностями, что слушатели с трудом удерживаются от желания убежать подальше. Родом кузнец из южных земель и носит сложно произносимое имя, при попытках воспроизвести которое можно, пожалуй, заполучить вывих языковых мышц. В «Объщем Чате» ему долго пытались придумать сокращённое имя и наконец остановились на простом и незамысловатом – «Вжик». Сам кузнец и немногочисленные доброжелательно настроенные к нему посетители объясняют такое прозвище звуками, которые издаёт затачиваемая сталь, так сказать, признак профессии. Однако у большинства поселенцев при звуке этого имени возникают ассоциации с небольшим, назойливым, но в целом безобидным насекомым – героем постепенно забываемых детских сказок. Когда кузнецу указывают на это, он, будучи практически полностью лишён чувства юмора и самоиронии, злится. Юмор и иронию ему заменяет гипертрофированная уверенность в обладании уникальным правом – учить окружающих жизни, многозначительно при этом похмыкивая. Голос Вжика удаляется вглубь таверны, постепенно затихая, и я возвращаюсь мыслями к недавним событиям.

    ***

    За окном хижины слышен хруст перемалываемых костей и раздираемой ткани, изредка прерывающийся протяжным воем. У семейства Черноверхов сегодня праздник – такая добыча редко попадает в их ветви-щупальца.

    Когда мы приблизились к просторной поляне на юге болот, я подумал было, что это наш шанс оторваться от преследователей, и рванулся напрямую, но он остановил меня, кивком указав направо, на берег реки. Мы успели пробежать всего несколько шагов, как со стороны фактории появились несколько фигур в маскировочных плащах и бросились за нами, выстраиваясь в полукруг, отрезая нам пути отхода. Комедиант остановился спиной к реке, и двумя экономными движениями взвёл арбалет. Я поступил так же, не понимая, чем нам это поможет – уворачиваться от стрел учат даже начинающих шпионов, а за нами, судя по всему, шли матерые профи.

    Число преследователей росло, ещё несколько человек показались на опушке и быстро нагнали основную группу. «Похоже, все тут», – он окинул быстрым взглядом замедливших шаг убийц и подмигнул мне – «Сейчас будет весело». После чего, разрядил арбалет, выпустив тяжёлый болт в кочку прямо под ноги нападавших.

    В следующее мгновение на поляне воцарился кошмар. Из-под земли взметнулись десятки щупалец, извивающихся и хватающих оцепеневших от ужаса людей. Вслед за щупальцами показались мощные стволы, покрытые иссиня-чёрной корой. Тяжёлые вздохи, переходящие в вой, заполнили воздух, придавливая к земле, парализуя и подавляя волю к сопротивлению. Некоторым из нападавших удалось срубить парочку щупалец, но тем самым они лишь привлекали к себе внимание остальных чудовищ.

    «Черноверхи сегодня пообедают на славу», – Комедиант тронул меня за плечо и указал на крайнего слева преследователя, который успешно отбивался от тянущихся к нему щупалец и высматривал путь отхода. «Этот не должен уйти», – произнёс он и кивнул на арбалет, о котором я почти забыл, увлечённый разворачивающейся перед нами картиной.

    Шум, царивший на поляне, полностью поглотил щелчок арбалетной тетивы. Болт пронзил шпиону бедро и тот упал на колено, не в силах более уворачиваться от протянувшихся к нему ветвей.

    Через несколько минут всё закончилось. На поляне остались только пирующие Черноверхи. Комедиант нагнулся, подобрал несколько черных листьев, бросил в заплечную сумку, и мы спустились к берегу, смыть грязь и пот погони.
    Хижина стояла прислонённая к склону речного обрыва и была практически незаметна. Он быстро развёл огонь, и мы уселись передохнуть и обдумать происходящее.
    ***
     
    © Шакти
    скачать dle 10.4фильмы бесплатно



    Добавить комментарий
    Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

    Запрещено использовать ненормативную лексику, оскорбление других пользователей данного сайта, активные ссылки на сторонние сайты, реклама в комментариях.

    Комментарии


А вы используете Offline Guide?


Голосовать

Последние скриншоты: